Сможет ли Евросоюз устоять под напором США

Европа решила отстаивать свою независимость — она не будет пересматривать соглашение с Ираном и не станет соблюдать американские санкции. Разрыв Вашингтоном иранской сделки стал последней каплей, переполнившей чашу терпения Евросоюза. Отступать ЕС действительно некуда — дальнейшее подчинение атлантическому диктату сделает бессмысленным сам общеевропейский проект. Станет ли май 2018-го поворотным моментом, временем начала раскола Запада?

Собравшиеся сегодня в Софии лидеры европейских стран и руководители Евросоюза формально должны были обсуждать вопросы отношений с балканскими странами-кандидатами на вступление в ЕС. Но как можно говорить о расширении ЕС, если он не справляется со своей главной функцией — защите интересов европейцев? Именно поэтому вряд ли на неформальном ужине в болгарской столице речь шла о чем-то еще, кроме отношений с США — Европа стоит на пороге не просто торговой войны, а геополитического конфликта со своим… А вот кем?

Старшим партнером, союзником, сюзереном, конкурентом? В геополитическом плане США для Старого Света однозначно начальник — в рамках единого Запада и НАТО именно американские атлантисты являются старшими. После второй мировой войны США через разные формы контроля направляли Германию и Италию, Францию и другие страны Западной, а потом и Восточной Европы. Их партнером в деле контроля за Европой выступала Великобритания — и какие бы разногласия не возникали между двумя берегами Атлантики, Европа, даже приняв форму Евросоюза, в целом оставалась ведомой.

Да, по мере того как интеграционный проект в Европе набирал силу, у континентальных европейцев росло желание стать более самостоятельными — но англосаксы всегда держали ситуацию под контролем. Подлинная независимость Германии и тем более ее сближение с Россией однозначно противоречили интересам атлантистов — и несколько лет назад, под благовидным предлогом «русской угрозы» Европу склонили к антироссийским санкциям. «Украина была уже ваша, а Путин не дал вам забрать ее под крыло ЕС» — примерно так разводили жадных европейских политиков на начало геополитического конфликта с Россией.

Впрочем, большинство европейского политического класса понимало, что ЕС выгодно иметь тесные связи с Россией — и хотя и соглашалось продлевать санкции, все время искало возможности закончить конфронтацию с Москвой. Недавно ради поддержания русофобской атмосферы англосаксам пришлось даже устроить провокацию со Скрипалями — чтобы хоть с такой стороны поддержать напряженность между Россией и Европой.

Казалось, что в ближайшие месяцы все будет идти по накатанной — Европа будет ждать того, чем же закончится борьба за власть в США, и пытаться подстроится одновременно и под Трампа, и под противостоящую ему атлантическую элиту. Однако последние действия Вашингтона поставили вопрос ребром.

Теперь Европе просто невозможно уступить американским требованиям — она рискует полностью потерять лицо.

Разрыв иранской сделки был нужен Трампу исходя во многом из внутриполитических соображений — но давить при этом он собирался в первую очередь на европейцев. По его планам, они должны были в конечном итоге согласиться присоединится к США и вместе с ними принудить Иран заключить новое соглашение — которое Трамп смог бы «продать» в Америке как свою серьезную победу. Позиция России и Китая, которые в любом случае были бы против пересмотра сделки, особенно в расчет Трампом не принималась — видимо, вдохновленный мнимым успехом своего корейского наступления (в котором Пекин и Пхеньян создали для него иллюзию прорыва), президент США решил, что и тут все сработает. Чтобы сделать ЕС сговорчивей, ему пригрозили санкциями. Но Старый Свет уперся не на шутку — и решил сохранить и сделку, и отношения с Ираном.

И теперь последствия давление США на Европу по поводу иранской сделки выйдут далеко за рамки рядового недоразумения между союзниками.

«Глядя на последние решения Дональда Трампа, кто-то может сказать: с такими друзьями враги не нужны. Но, скажем откровенно, ЕС должен быть благодарен. Спасибо ему, что мы избавились от всех иллюзий», — так заявил в среду председатель Европейского совета, то есть президент единой Европы, Дональд Туск.

А глава правительства единой Европы, Жан-Клод Юнкер, еще на прошлой неделе сказал о том, что Евросоюз должен принять на себя роль глобального лидера — потому что решение Трампа о разрыве иранской сделки означает, что США «больше не намерены сотрудничать» с другими государствами и отворачиваются от дружеских отношений «с такой яростью», которая не может не удивлять. И европейские страны должны не просто спасти соглашение с Ираном — «мы должны заменить Соединенные Штаты, которые как международный субъект утратили силу, а потому и своё влияние в долгосрочной перспективе».

То есть получается, что Европа не только готова взять на себя ответственность за собственное будущее — о чем уже год говорит даже Ангела Меркель — включая и заботу о своей безопасности. Но и готова заменить Штаты в качестве мирового лидера — мы не ослышались?

Нет — потому что об этом начали говорить в Европе сразу же после победы Дональда Трампа на выборах полтора с лишним года назад. Уже тогда было понятно, что Трамп хочет, чтобы Америка занялась собой, а не построением единого атлантического мира — и ради наполнения американского кошелька он будет трясти всех партеров, врагов и союзников. Европейцы, приученные к тому, что их суверенитет ограничен в вопросах войны и мира, вдруг услышали, что они должны платить за американское покровительство — потому что Америке Трампа оно и не нужно.

Единый Запад дал трещину — и хотя атлантическая элита по обе стороны океана надеется, что Трамп это лишь дурной сон, и в 2020-м все вернется на круги своя, в реальности никаких шансов вернуть единство Западу нет. Америка будет переделывать свою внешнюю политику под цель «сделать себя великой снова» вне зависимости от того, будет ли у власти Трамп или нет — потому что гегемон надорвался и национально ориентированные американские элиты перехватывают власть у игроков в глобального полицейского.

Что остается атлантистам? Можно или смириться с этим — или пытаться перенести центр тяжести западного мира в Европу. Как временную (до возвращения власти в Вашингтоне) или как постоянную меру. Но есть ли Европе есть кадры, способные нести вахту лидера? Пробовали Меркель — не тянет, да и опасно, все таки Германия, вдруг войдет во вкус, а следующий канцлер окажется уже не ручным? Туск и Юнкер? Макрон? Всё не то. Поэтому решения нет — и на этом фоне отношения внутри Запада превращаются в то, что и хотел Трамп: в борьбу между национальными государствами.

И это вызывает протест и Евросоюза — как пусть и недоделанного, но единого государства — и отдельных европейских государств. Трамп видит в ЕС конкурента Америке — и хочет ослабить его. В иранском эпизоде важно даже не то, что речь идет про Иран — на который у Германии и Франции есть большие экономические планы — а то, что Европе просто приказывают забыть о защите своих интересов. Причем под абсолютно надуманным предлогом — в отличие от введения антироссийских санкций, для разрыва иранской сделки нет вообще никаких, даже формальных поводов.

Согласится с этим Европа не может — это стало бы самоубийством для Евросоюза как такового. Как пишет обозреватель Le Figaro Рено Жирар, «с наступлением столь неслыханного американского диктата сумеют ли европейцы возвратить себе независимость? Это испытание истиной для политического аспекта ЕС. Если Евросоюз подчинится Трампу, он утратит всякие доводы для своего существования».

И об этом говорят уже не только те, кто все последние годы напоминал Европе, что подчиняясь американскому давлению и сохраняя антироссийские санкции, она вредит сама себе — нет, теперь об этом же твердят сторонники жесткого курса в отношении Москвы, последовательные атлантисты.

«Это не что иное, как массированный удар по суверенитету европейских стран и Европейского союза. Они лишились права принимать решения относительно своей политики и своих действий в связи с грубым диктатом другой — и вроде как дружественной — страны. Это совершенно неприемлемо с европейской точки зрения и противоречит проповедям самого же Трампа. Это обрекает Европу на соблюдение и осуществление политики, с которой она глубоко не согласна» — так пишет в The Washington Post бывший шведский премьер-министр Карл Бильдт.

Европа не может подчиниться давлению США — но отвергая его, она не может в реальности ни идти на разрыв с ними, ни тем более претендовать на мировое лидерство. Она просто хочет большей самостоятельности — что и так очень много в нынешней ситуации. Для этого Европе нужно сформировать более выгодный ей баланс сил и интересов — и в поиске его элементов она, естественно, обращает взоры в сторону Москвы.

Так совпало, что в течение ближайшей недели Россию посетят главы половины сильнейших стран мира — Германии, Франции, Японии и Индии. Изначально Ангела Меркель и Эммануэль Макрон собирались говорить с Владимиром Путиным на самые разные темы — про Сирию, торговлю, Украину… Но сейчас все будет вертеться вокруг слова «Иран» — которое обозначает вовсе не страну и не сделку. А тот выбор, который Европа делает на наших глазах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *